Naruto: The Road Ahead

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto: The Road Ahead » Сюжетные эпизоды » Ep. 03 Хвостатая угроза


Ep. 03 Хвостатая угроза

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Название:
Хвостатая угроза
Ранг:
А-S
Заказчик:
Все Семьи.
Описание:
После смерти последних с джинчурики все Хвостатые демоны оказались на свободе. Хотя последних 200 лет они ничем не угрожали миру, Семьи не заинтересованы в живых бомбах на своих землях - тем более, что сами хвостатые, не смотря на впечатляющие размеры, исчезли. Они будут благодарны за любую информацию, которую им предоставят.
Исполнители:

Orochi no Hebimaru, Orochi no Nekutai, Mamoru Kaguya.

Один с разведчиков клана Орочи принес вести своему лидеру о некотором отшельнике, который знает о биджу. Естественно, Змеиный лидер не мог пропустить такой шанс заполучить невероятную мощь в свои руки, потому он вместе со своей старейшиной Некутай и телохранителем отправились в поиски старца и ответов.

Inuzuka Kenshi, Aburame Keisho(GM)

Лидеры жучиного клана узнали о старом отшельнике, который когда-то видел биджу и знает, в каком направлении они скрылись. Так как они не могут допустить попадания этой информации в нехорошие руки, было решено отправить к старцу одного с сыновей лидера клана; так же вместе с ним направили и молодую главу клана Инузук в качестве дружественной помощи и заинтересованной стороны.

Ведет игру: Orochi no Hebimaru
Ведет сражения: Orochi no Hebimaru
Локация:
Стартовая для Орочи - замок Орочи.
Стартовая для Инузуки Кенши и Абураме Кейшо, а так же основная для квеста - лес.
Описание: самый обычный лес страны огня с древесными исполинами, вытоптанными тропками, шепотом ветерка и милыми кроликами. Последних, впрочем, в разы меньше - идет война.

0

2

Оторвавшись от мягких губ своей любовницы, змей впился клыками в ее изящную шею. Естественно, писатель сказал бы, что они в этот момент были одним целым – сжатые в объятиях страсти двое тел, томные вздохи, ласки… У Хебимару было другое мнение, впрочем. Во всех его движениях не было и намека на нежность или ласку – только умело сдерживая страсть. Его пальцы, сжимающие соблазнительно полную грудь женщины, ладонь, прижимающая ее ладошку, резкие, уверенные движения. В них не было торопливости юности, который наивно считает близкий конец вершиной мастерства, не было и самодовольной неторопливости поеденного молью любовника, который больше красуется собой, чем партнером. Нет, Змей брал девушку властно и беспощадно, не оставляя ей шансов на сопротивление или проявление своеволия. В этом был весь он; и тем не менее он наслаждался ее теплом и влажностью, ее бархатистостью и беззащитностью. Прижимая Некутай собой к кровати, сжимая клыки на ее теплой шее, мужчина каждый раз позволял себе расслабиться на несколько мгновений – невероятная храбрость для главы змеиного клана. Да, пусть он был беззащитен, но объятия ее бедер, податливая нежность ее губ, чистая белизна кожи, и эти судорожные стоны, эти распахнутые в экстазе зрачки… И тем не менее они были очень близко, и его волосы смешивались с ее локонами, закрывая их лица в пик страсти. Конвульсивно вздрогнул (сам Змей всегда ненавидел этот момент, считая его чем-то постыдным), мужчина благодарно поцеловал вспотевшую ключицу любовницы, с осторожностью освободился с объятий женщины и сел рядом, по кошачьи потягиваясь. Естественно, тратить время на различные нежности он считал глупым времяпровождением, но вот наблюдать за Некутай после секса ему нравилось: как она потягивается, как довольно улыбается, или беззлобно жалуется на следы его клыков, или молчаливо смотрит в ответ своими огромными прекрасными глазками. Встряхнув волосами, мужчина без лишней нотки смущения своей наготы поднялся с кровати, с не скрываемым удовольствием подставляясь едва ощутимому ветерку, так приятному для разгорячившегося тела. В подобные моменты они почти всегда обходились без слов, да и зачем было что-то говорить? Нет, возможно у женщины было другое мнение, но Хебимару предпочитал молчать. Вот и сейчас, захватив с комода блюдо с фруктами, он в том же молчании вернулся к девушке, устраиваясь рядом. Без спешки оборвав с ветки винограда несколько ягод, Змей непринужденно забросил их в рот, продолжая гипнотизировать свою любовницу. Ну или просто рассматривать ее соблазнительное тело. Возможно, именно влечение к ее телу и было той слабостью, которая оттягивала превращение мужчины в настоящего холодного монстра. Пленительная округлость ее груди с темными сосками, манящая близость бедер, разбросанные по кровати пышные локоны – все это хранило в нем немного человечности. И именно эта человечность толкнула его сжать пальцами ее подбородок, поднимая лицо немного выше, и мягко поцеловать в губы. Вот так просто взять и поцеловать. Возможно, было бы и продолжение поцелуя, но судьбу банально прервали – стуком в дверь.
- Хебимару-сама? Отвлекать Змея от дел отваживались не все, да и то только по важным делам. И уже если его во время времяпровождения с его женщиной смеют дергать, значит произошло что-то важное. И человечность опять была придавлена в корне вместе с возбуждением. Без лишней эмоции оторвавшись от милой, Хебимару набросил халат и открыл дверь. Его совсем не волновало ,успеет ли Некутай укрыться и увидит ли ее посыльный голой – это была его женщина и его клан. И никто не смел возражать. Вот и юноше со змеиными глазами и черными волосами, связанными в хвост, не захотелось возражать или на что-то смотреть; нет, он почтительно склонился перед своим главой, протягивая в ладони свиток.
- Юдора-сан вернулся с разведки. Змей улыбнулся, жестом отсылая парня и закрывая за ним дверь. Свиток жег ладонь, ему хотелось поскорее заглянуть в него и узнать, было ли задание успешным, но мужчине хватило выдержки вернутся на кровать, опять устраиваясь возле девушки. С великолепным змеиным спокойствием он развернул свиток, пробегая глазами по вязи иероглифов. Когда он наконец повернулся к своей любимой, в лиловых глазах парня уже клубилось то самое безумие, которое пугало и восхищало его соклановцев.
- Он нашел следы биджу. Ты понимаешь? Нашел. Пусть хрипловатый голос мужчины и не дрожал от восторга, знающие его люди заметили бы – Хеби взволнован. Он давно ждал момента, когда сможет найти и запечатать пропавших десятки лет назад биджу – и обрести власть над миром. Несколько лет как Змей тратил все свои силы и время, пытаясь найти хотя бы отголоски Хвостатых демонов, он рассылал разведчиков во все стороны мира, он штудировал древние фолианты – но нигде не было и заметки о биджу. А теперь один с его доверенных убийц приносит весть, что он наткнулся на старика, когда-то видевшего одного с демонов. «А где один – там и остальные». Отбросив уже ненужный свиток в сторону, глава клана заключил любовницу в объятия, жадно впиваясь в губы поцелуем и бесстыдно сползая рукой на упругую попку.

+2

3

Снова это время. Время близости. Оно текло ужасающе быстро, терзая своей неуловимостью, и тягуче медленно, словно чередой непрекращающихся вспышек отпечатывая в памяти каждую секунду, каждое мгновение. И за это Некутай их любила. Она любила это время, проведённое вместе с любимым, пускай даже он считал иначе. Женщина не пыталась что-то изменить. Ей хватало того, что именно ей он уделял такое внимание, что именно от неё он не скрывал ничего, что именно с ней он мог расслабиться… А в благодарность Орочи отдавала всю себя. Без остатка. И никогда не жалела.  Только наслаждалась. Наслаждалась его телом, безупречным, идеальным и близким. Близким, как никогда. Господин её души обладал женщиной безвозмездно и полно. И пользовался этим. А Некутай не сопротивлялась. Только сильнее изгибалась под мужчиной и слаще стонала. Да, ей нравилось не сдерживаться. Но и отдаваться. Наслаждаться той жестокой сдержанностью, которой взамен одаривал Хебимару. Идеальное зрение почти отказывало. Но посреди туманной пелены советница чётко видела обрамлённое тёмными прядями лицо хищника, нависшего над ней. Доминирующего во всём. Единственного, кому было это позволено. Поцелуй… Совершенно не мягкий или нежный. Властный, доминирующий, как любовник, чьи бёдра девушка тесно обхватывала ногами, с каждым движением раскрываясь сильнее. Такая неутолимая жажда чувствовать его глубже, резче, жёстче… Словно читая извивающуюся под ним женщину, Хеби укусил её шею. Остро, несдержанно. Вырвал из опухших губ сдавленный крик, полный страсти и желания. Тесно сжались мышцы. Прижатая к мягкой ткани ладонь сильнее схватилась за грубую мужскую. Нога соскользнула с бедра и кончиками пальцев гладя провела линию от внутренней стороны колена до ступни и обратно. Стоны, вдохи, вздохи – всё смешалось. Как могла Некутай прижалась к главе клана, испытывая просто физическую потребность в ощущении жара, исходящего от его тела, и капелек влаги, так соблазнительно покрывающих грудь и торс. Свободная рука хаотично исследовала напряжённую спину, очерчивая каждый изгиб, каждый мускул, то и дело следуя прямой дорогой позвоночника от поясницы до шеи, изредка зарываясь в мокрые у корней волосы. Безумно накаляло. Женщина отплачивала лаской и нежностью. Принимая в себя любимого, она всем своим существом благодарила его. Раз за разом покорялась его воле. Любила Хебимару. Любила то, как он распоряжается ею, совершенно не нуждаясь в советах. Любила отдаваться на растерзание его диким желаниям. Любила это раскалённое чувство наполненности и почти болезненной узости…
Пытаясь отдышаться, девушка облизала пересохшие губы, которые тут же изогнулись в улыбке. Расслабленно раскинувшись на простыне, Некутай следила взглядом за любовником. Что бы он ни делал, что бы ни говорил, как бы ни использовал её, она его не оставит. Этот холодный взгляд безумца…  Ради него одного, посланного в сторону девушки, та будет готова продать душу и отдать всё, что дорого. И всё же брюнетка позволила себе прикрыть глаза и сладко изогнуться, смакуя последствия их сегодняшней страсти. Обведя следы укуса, девушка тепло, но с толикой укора посмотрела на приближающегося мужчину. Она подозревала, что в присутствии Хебимару чёрные зрачки, которым положено было быть вертикальными, приобретали форму почти правильного круга, заполняя собой изумительно синюю радужку. Особенно сейчас, когда её личный Змей-искуситель вкрадчиво подбирается к ней с такими сочными фруктами. Цепляясь за манящую лиловую бездну, кузина наблюдала, как одна за другой смелые ягодки винограда скрывались за чередой острых белоснежных зубов. Женщина невольно облизнулась.  И уж конечно не возникло даже крупицы желания сопротивляться, когда тонкие пальцы приблизили её к желанным губам. Хотелось продолжения. Безумно хотелось снова обнять ногами крепкие мужские бёдра, зарыться руками в густую шевелюру, а этот пьянящий поцелуй испить до дна. Но не сейчас.
Жаль. На глазах Хебимару снова стал беспристрастным властелином клана. Ничего. Пускай его таким видят подчинённые. Но Неку знала своего любовника лучше и гораздо глубже всего его окружения. С сожалением посмотрев, как подтянутое тело скрывается за тканью халата, брюнетка перевернулась на живот, даже не пытаясь прикрыть своё нагое тело. Зачем? Для любимого оно было идеальным, а больше никто, кроме него просто не посмеет не то, что прикоснуться к женщине – взглянуть в её сторону. Несколько самонадеянно, но она была убеждена в собственной сохранности. Лёжа на просторной кровати, Орочи поправила особенно непослушные локоны и, пока Хеби разбирался с посыльным, оглядеть роскошное блюдо. Вот бы парень устроил незабываемо сладкую фруктовую ночь… Отчасти эти фантазии имели в себе почву. Любовник ничего не делал просто так. А с этой мыслью вновь пришло возбуждение.
И тут вернулся Орочи но Хебимару со свитком в руках. внешне он был абсолютно равнодушен. Бывали моменты, когда даже Некутай затруднялась сказать, какие именно чувства переполняли Змея. И вот сейчас женщина догадалась, что произошло нечто важное только после того, как он повернулся к ней лицом. Такого взгляда у любимого девушка не видела уже давно. Взбудораженный, заведённый до предела…
- Он нашел следы биджу. Ты понимаешь? Нашел.
Тут уже настала очередь брюнетки округлять глаза. Она встрепенулась и уже полулежала на боку, а какое-то ничтожное расстояние отделяло её от Хеби. Все мысли сводились к одной-единственной фразе. Биджу… нашёл… Безумная мысль посетила её голову и крепко там обосновалась.
- Время пришло. Мы не упустим шанс. Невозможно упустить его…
Уж Орочи ли не понимать, что значило послание? У её клана появилась возможность стать величайшим в мире. Близилось то, ради чего готовились сотни, а то и тысячи её соклановцев. И момент вознесения казался таким близким… Чего стоят месяцы или годы поисков по сравнению с веками? Душа ликовала и грозилась выплеснуть всю радость наружу. Видимо, то же почувствовал и любовник. Они целовались, неистово и жарко. Некутай поцелуем выражала всё ликование, которое так и переполняло. Распахивая абсолютно ненужный халат, женщина тянулась ближе к Змею. Пришлось приподняться и сесть на колени, но так было даже лучше. Чувствуя его руку на своём теле, брюнетка подавалась ему снова, подставляя своё тело. Как хотелось продолжения… как хотелось Хебимару…  Всем своим видом любовница предлагала себя, предлагала свою страсть. Была готова на всё, лишь бы снова почувствовать его близость…

+2

4

Ах, как она была соблазнительна. Не смотря на длившуюся годами близость, Хебимару никак не мог насытиться ею окончательно- потому и сейчас ощутил, как внутри опять вспыхивает страсть, нервными импульсами пробегая по телу. Она была невероятна – ее ласки, поцелуи, приятная тяжесть, когда девушка перебралась ему на колени, соблазнительное бедро, прижатое к его животу, упругость попы, нежность груди… Все было идеально, и он на мгновение заколебался, разрываясь между своей звериной сущностью и долгом гения. Некутай была невероятно соблазнительна… Но она не учла, что ее любовник давно не человек. «Извини.» С твердой нежностью мужчина сжал тонкие кисти любовницы, разводя их в стороны и освобождаясь с объятий. Еще минута ушла, что бы с поцелуями пересадить ее на кровать. В последний раз запечатлев поцелуй на ее мягких губах, Змей запахнул халат, холодно улыбаясь:
- Ты верно заметила, время пришло. И я не могу опустить этот шанс. Подтолкнув к любимой блюдо с фруктами, Хебимару принялся медленно и методично расчесывать свои волосы прядь за прядью, не обращая внимания на девушку. Мыслями он был уже далеко, среди Хвостатых. Их не зря столько лет искали и не зря жаждали заполучить в свои руки все шиноби, начиная от глав кланов и заканчивая лидерами Семей. Практически бесконечные запасы чакры, практически неограниченный потенциал, они на продолжении всего существования мира шиноби были и остались идеальным оружием. И, естественно, Хебимару собирался заполучить хвостатых в свои руки, при этом обыграв всех. Даже если это связано с громаднейшим риском. Собрав волосы в конский хвост, Хебимару поцеловал ножку любимой и, сбросив халат, начал методично натягивать на себя штаны.
- Мы выступим сегодня. Я оставлю второго с советников вместо себя. Намек был ясен – идти один Змей не собирался. Дело было не только в медицинских техниках, которыми на высоте обладала Некутай, но и в степени доверия к ней. Пусть весь клан был верен Хебимару как по праву крови и силы, и он мог довериться каждому, но именно с любовницей у него сложились лучшие командные отношения. Опять же, она была его правой рукой, кому же еще было разрешено, да и под силу, сопровождать его? В очередной раз скользнув взглядом по ее великолепным формам – мужчине нравилось это делать, Хебимару поднялся, натягивая свою рубаху через голову и поправляя волосы под конец. Он был собран, оставалось только собрать оружие и доспехи, как и раздать указания второму с старейшин. Повернувшись к любовнице, мужчина удостоил ее только слегка удивленного взгляда. Но пальцы сами обхватили ее изящное плечико, стоило ему положить туда ладонь.
- Собирайся. Говорить что-то дальше было бы оскорблением, Некутай сама знала, что им нужно для задания. Поэтому мужчина вышел, удостоив только легкого кивка прислужницу любимой, ожидающей за дверью. Путь до арсенала был не близок, клан Орочи занимал целый замок, потому времени на раздумья ему хватало. Изредка кивая на приветствия членов клана, Хебимару размышлял о том, как поступить лучше. Он ведь мог быть не единственным, кто узнал о следах биджу. А значит, стоило рискнуть и втянуть в это Семью. Задание Тосаку на розыск биджу давно пылилось у него в кабинете, и его можно было вполне использовать как предлог; пусть глава Семьи не особо доверял лидеру Орочи, и на то были причины, но биджу были целью всех, и в этом случае Тосаку придется пойти на поводу у Хебимару. И, как вывод, он сможет получить деньги и военную поддержку. Но когда придет время и биджу будет в руках мужчины, он создаст своего личного джинчурики… Не зря же он обзавелся детьми.
- Хебимару-сама. Дежурящие шиноби у врат сдержанно, но с уважением поклонились, впуская его во внутрь. По воле случая там уже был второй с его советников, проверяющий партию новоприобретенного оружия. Завидев друг друга, мужчины поклонились друг другу, после чего советник вернулся к оружию, а Хеби – к мыслям. «Да, пусть шансов не много, но все же…»
- Юдора-сан вернулся с задания; он уверен, что нашел человека, который знает о биджу. Советник молча кивнул, проверяя на остроту катану – и тем не менее он был весь во внимании. Подошедший служка, до того занимающийся перемещением оружия, с осторожностью вытащил доспех своего господина, повинуясь властному жесту руки Хеби. Сам лидер только развел руки, не мешая своему оруженосцу – как и не обращая на него внимания. Таковы были правила в клане, и они устраивали всех.
- Я выступаю, что бы проверить его данные. Некутай-доно выступает со мной вместе, ты будешь замещать меня до моего либо ее возвращения. Советник опять молча кивнул, давая понять, что со всем согласен и вопросов не имеет. Да и спрашивать было особо нечего – Хебимару не стал бы рассказывать больше, чем считал разумным. Потому остаток времени, пока его снаряжал оруженосец, они рассматривали образцы оружия, негромко переговариваясь о его качестве. Естественно, ничего важного в разговоре не было. Кивнув на прощание, Змей направился к замковым вратам, где его должна была ожидать любимая.

+1

5

И её отвергли. Хебимару не воспользовался положением, будучи верным своим приоритетам. Такое уже случалось и не единожды. И каждый раз Некутай испытывала тупую пульсирующую боль. Она давно смирилась, что, выбирая между ней и долгом клана, мужчина никогда не выбирал брюнетку, но привыкнуть к этому было невозможно. Это всё равно, что подпитывать надежду, долго и бережно, а потом отнять и её, сказав, что это всего лишь плод воображения. Но с другой стороны, даже если бы женщина знала, чем всё закончится, она бы не поменяла ничего в своих действиях. Ведь Орочи поступала настолько искренне, как только могла, хоть и была воспитана по жесточайшему уставу своего клана, где ложь и обман ставили наравне с искусством ведения боя. И всё же это было так. И поступала так, не только из-за любви и преданности к своему главе, но и из нежелания давать повод усомниться в себе, что было лично для девушки равносильно предательству. Недопустимо.
Некутай не стала сопротивляться, когда любовник мягко освобождал себя из её пут. Всё закончилось очень плавно и очень естественно. Его губы, словно прощаясь, ненадолго задержались и по окончанию поцелуя в Хебимару растворился тот страстный и близкий человек, уступив место властному змею. Ничего не поделать. Долг есть долг. Как ни прискорбно это было осознавать, но пора было из совместного мира возвращаться в реальность. Глубоко вздохнув, приводя в порядок мысли и чувства, женщина кивнула и, поглядывая на парня, лакомилась дольками яблок. Не то, чтобы ей хотелось есть, просто привычно пополняла запасы своей энергии.
- Мы выступим сегодня. Я оставлю второго с советников вместо себя.
Он так прозрачно намекнул, кто отправляется с ним в дорогу. А так же указал на то, что отказ не принимается ни в каком виде. Хотя Хебимару отказывать не рекомендовалось. Ни в каком виде. Чревато не только тому, кто это сделал, но и другим, чтобы неповадно было. Некутай молча согласилась. Впрочем, лидер и не нуждался в согласии. Констатация факта. Если бы он у всякого спрашивал мнения или одобрения, то неизвестно, насколько низко бы пал клан. А так женщина ровно сидела на кровати, ожидая следующего указа и уже окончательно расправившись с немногими оставшимися на подносе яблоками. И снова кузен посвятил ей несколько секунд. Всё таких же долгих, как и раньше, как почти двадцать лет назад, когда девушка лишь в тайне мечтала стать для этого человека особенной. И вот мечта осуществилась, но чувства только крепли. Брюнетка приложила некоторые усилия, чтобы не вздрогнуть, когда лёгкое касание стало более сильным. Всё же как ни старался Хеби избавиться от человеческих слабостей, некоторые всё же спонтанно брали верх.
- Собирайся.
Этого было достаточно. Ничего лишнего. Взрослые люди, так к чему распыляться на ненужную речь? Больше девушка не смотрела в его сторону. Она прошла в соседнюю со спальней небольшую комнату, где умылась и бегло  обтёрлась влажным полотенцем. В комнате Некутай уже ждала служанка, которая приготовила хозяйке её одежду. Распорядившись, чтобы девушка принесла и походный мешок с оружием. Вряд ли придётся много времени потратить на поход, но, как и все женщины, а в особенности медик, Орочи всегда брала всё самое необходимое. Воду, провизию, немного денег, медицинские принадлежности первой помощи. За то недолгое время, что прислужница потратила на выполнение порученного ей задания, советница успела одеться и привести волосы в порядок. Хотя женщина предпочитала не собирать волосы и почти всегда ходила с распущенными, но сейчас не то время. Полностью собрать длинные локоны в пучок не получалось, но теперь ниже лопаток пряди не падали. Оставшись довольной, Некутай забрала у служанки ношу и, надёжно закрепив, направилась к выходу.
До центральных ворот спускаться было далековато. Всё же поместье маленьким не было. На одном из поворотов мелькнула мысль, что можно было бы и попрощаться с дочерью, но так и не осуществилась. Ран не была маленькой. Уже может и сама понимать, что к чему. А такой роскоши, как прощание перед каждым заданием не позволяли себе даже родители самой Некутай. Да и к чему бы? Ведь не существовало такой возможности, чтобы глава одного из могущественнейших кланов и его правая рука внезапно не вернулись с задания.
Лавируя в коридорах и переходах, несколько раз женщине попадались те или иные соклановцы. Последние с уважением и почтением приветствовали её легким поклоном, на что брюнетка отвечала коротким кивком. Она не останавливалась. Но и не особо спешила. Не в её привычках. По дороге никто не просил Орочи уделить внимание той или иной проблеме. Это радовала и вызывало почти невидный вздох облегчения.
На место встречи девушка пришла первой. Приказав двум ответственным шиноби отпереть ворота, Некутай осталась стоять посреди дороги, вглядываясь в знакомую даль и ожидая своего господина.

+1

6

Подойдя к вратам, мужчина с улыбкой отметил, что его дорогая Некутай как всегда пунктуальна. Сколько он знал свою любовницу, она никогда не позволяла себя опоздать или задержаться, тем более во время встреч с главой клана. И, да, он позволил себе мгновение полюбоваться своей страстью, чья привлекательность так ярко бросалась в глаза. Даже стоящие на страже чунины у врат умолкли, бросая настороженные и восхищенные взгляды. Да, Некутай была только любовницей, но мало кто посмел бы бросить ей это в лицо. Слишком быстр и жесток был гнев лидера клана, слишком мало кто мог сравниться с ним в жестокости и безумии.
- Хебимару-сама. Парни, пришедшие в себя (в чем их особо мужчина и не винил, его любовь была по праву одной с самых привлекательных женщин клана Орочи), наконец-то заметили Змея и мгновенно согнулись с уважением, пряча похотливые мыслишки и глаза. Про себя, на заметку, мужчина запомнил их лица, что бы по возвращению загрузить юных дарований работой – меньше будет вольных мыслей. Теперь их разделяло с девушкой несколько шагов и, спустя пары метров пыльной дороги, мужчина обвил рукой талию милой. Последняя явно витала в облаках.
- Идем. В его голосе не было приказа, но жестокий характер и десятки лет правления привели к тому, что любое его слово в ушах посторонних звучало командой. Вот и сейчас они сразу же выступили вперед, без лишних слов или вопросов. Руку Змей не спешил убирать – вокруг замка противников давно уже не было, ловушки и патрули делали свое дело, а ощущать ладонью сквозь ткань ее тепло мужчине нравилось. Возможно, это была еще одна с причин, почему он спустя годы ощущал слабость к этой женщине. Временами это бесило. Сейчас – нет. Подставив лицо теплым солнечным лучам, он довольно зажмурился – еще одна змеиная привычка греться на солнышке. Вот только тишина была не самая легкая, и нет, мужчина любил тишину, но сейчас ему хотелось что-то услышать. Особенно от своей "правой руки".
- О чем ты задумалась? Вопрос сам по себе был невинный, тем более что Змей задал его без привычной ледяной интонации. Изредка он позволял себе быть просто мужчиной, который интересуется мыслями своей возлюбленной. Дорога медленно стелилась под ноги, но вот уже и замок растаял вдали, и луга сменились густым высоким лесом, и солнце скрылось в тучах. Хебимару не удивился бы, начнись густой проливной дождь, но вряд ли стал бы этому радоваться. Пусть первая вспышка радости от извещения о биджу прошла, но теперь он перешел в ту стадию, когда многим напоминал неумолимый механизм. Теперь вряд ли бы нашлась та сила, которая смогла бы остановить его. В подобном состоянии Хебимару переставал интересоваться всем, кроме своей цели. «Вначале и в конце будь подобен молнии, но в середине дела – льду. Не так ли ты говорил, отец?» Возможно, в этот момент Некутай и отвечала на его вопрос, возможно, молчала дальше, но сам лидер Орочи этого не заметил бы. Он погрузился в свои думы, тяжелые и злые, возвращаясь к своему катализатору – хвостатым демонам. Их поимка была связана с невероятной опасностью и затратами, но контролирующий такую силу по праву мог считаться равным богу. Хебимару знал легенды о том, что именно подчинившие себе биджу смогли как начинать войны шиноби, так и их останавливать. Он читал о могуществе некоего Сенджу, который контролировал демонов как своих ручных зверей; помнил сказку и о том, как последняя война была остановлена джинчурики девятихвостого с клана Узумак. Но даже обычные джинчурики, не умеющие направлять мощь своих зверей, уже были опасными противниками. И Змей отлично понимал, что будет, если он сможет заполучить эту силу себе в руки. Оставался только вопрос – кто будет жертвенным сосудом. Сам мужчина не знал, выдержит ли его уже порядком износившееся тело такую нагрузку. А значит, надо было подобрать кого-то другого. «Интересно, как там моя дорогая доченька?» Давно, еще только заинтересовавшись легендарными хвостатыми, он уже выносил план создания сосуда. Это должен был кто-то достаточно близок, что бы не опасаться предательства, что бы доверять; кто-то родной, что быв случае необходимости пожертвовать без лишних проблем для клана. Кто-то, чьи шаги Хебимару мог бы просчитать без особых проблем. Именно поэтому, почти два десятка лет назад, и была зачата Ран. В этом было ее предназначение – стать его личным оружием. Рука мужчины уже давно как скользнула вниз с тонкой талии, и волосы скрывали его взгляд, и дорога все вилась под ногами.

0

7

Во тьме мрачного коридора он не мог разглядеть ничего постороннего, как раз наоборот: все оставалось настолько знакомым, что это слегка нагнетало обстановку. Никакой суеты или паники, все мертвенно выверено и утонченно. Мальчик легкими шагами направлялся наружу, словно существовала определенная потребность в свежем воздухе. Шаг, еще несколько. Переступив световую границу, Мамору ощутил на себе прелести смена сред: свет ударил по глазам. Но подобный пустяк не мог заставить его предпринять хоть какое-то действие. Кагуя молча проводил взглядом проходившую мимо женщину, несшую в руках сумку Госпожи Некутай.
Снаряжение. - сухо прозвучал отголосок в его рассудке. Определенная череда событий и возможных вариаций плавно сложилась в упругую бамбуковую лестницу. И словно пес, сорвавшийся с цепи, Мамору моментально пришел в движение. Маневрируя между людьми, оставляя позади легкие потоки ветра, вызывавшие неблагоприятный гул со стороны представителей клана, мальчик пронесся ко вратам: основному способу покинуть нынешнее время пребывания. Найдя приют в темной стороне, накрытой обширной тенью, он затаился. Госпожа редко отправляется в путешествия одна. Господин направит кого-то из охраны вместе с Ней? Странно. Нужен ли я Господину? - холодный взгляд остановился на проеме врат. Прошло несколько минут, как и предполагалось, вскоре взору предстала спутница Лидера Клана. Мамору вздохнул чуть глубже обычного, позволив своим глазам сомкнуться на мгновение. Неразбериха в голове давала о себе знать: мальчик путался в мыслях. С одной стороны, самолично направиться туда будет означать оскорбление, и смерть. Но с другой: заставить Господина ждать - значит умереть. Избирать собственную смерть сложно, особенно в купе с неопределенностью. Порыв ветра. Сосредоточение внимания. Хэбимару подошел к вратам, что-то передал охране. Время. Они отправились. Мамору легким рывком покинул своё теневоё прибежище, направившись в сторону покидавших крепость. Словно призрак воплоти, он прошел мимо зазевавшейся охраны. Его действительно было не просто обнаружить: словно Кагуя обладал природным талантом казаться настолько ничтожным и невзрачным, что его и вовсе не прослеживалось на фоне общего упорядоченного безумия. Порыв ветра, растрепавший небрежно уложенные пряди уже окончательно должен был выдать присутствие слуги для его Хозяина. Шел он чуть погодя, в десять-пятнадцати метрах от своих Господ. Смотря в спину Хэбимару, не отрывая тяжелого взгляда, мальчик продолжал идти. Мягко и тихо, словно уличный кот.
Голос Змея, словно раскаленный хлыст, разорвал остатки окружающей тишины. Мамору незаметно для себя поежился, слегка поведя левым плечом в сторону. Этот голос звенящей сталью остался в его барабанных перепонках. Обостренные небывалым трудом чувства тоже имели свои непримечательные стороны.

+1

8

Жуки призрачной тучей роились над головой парня, изредка садясь ему на руки или лицо. Он не обращал на них внимание, так как они были частью его - и сейчас эта часть активно изучала мир.
- Мы можем идти, Кенши-сама. Хотя лицо было сокрыто очками и высоким, по нос, воротником, в его голосе явно прозвучало смущение. Кайоши не был молодым безусым юнцом, но впервые ему выпала честь сопровождать лидера дружественного клана Инудзук. И, пусть он и был племянником лидера своей семьи и весьма умелым шиноби, он слегка чувствовать себя в не своей тарелке.  Смущало многое - и явная молодость Инузуки, и важность их задания, и, да, пол девушки. Юный Абураме ничего не имел против куноичи, но настолько вольное и, он бы побоялся озвучить это в слух, дикое существо, его вгоняло в краску. Потому и он откровенно мялся, дергаясь без причины и поминутно одергивая пояс от тыквы с насекомыми, перехватывающий его грудь. Тихонько вздохнув, парень принял рой насекомых обратно в рукава и потопал дальше по дороге. "Дурак, дурак, дурак..." Ругать себя можно было бесконечно, и это не умаляло его застенчивости, которая идеально подходила под его имя, но все равно ничего изменить было нельзя. Он робел, когда рядом были девушки. Любые. С любого клана. Без разницы на характер или внешность. И это всегда его смущало и ставило в неловкое положение, но и изменить это парень не мог. Ну никак. "И надо было, что бы старик именно меня выбрал в роли поводыря." Злиться не было причин, но он злился - на себя, на старика, на весь мир. И прятал свою злость под очками, скрывая свои мысли. Все было обыденно и банально - старик разузнал, что некий отшельник видел биджу. Возможно, старому пердуну просто привиделись эти хвостатые демоны от избытка святой жизни и скудного рациона, возможно - нет, но старейшина Абурамэ решил проверить, что там творится на самом деле. И, естественно, связался со своими союзниками с собачьего клана, так как в одиночку заниматься подобными розысками и весьма опасно, и свински. На то и существуют союзники, что бы делиться с ими и радостями, и горем. Но вот Кайоши теперь расхлебывать всю кашу и думать, как себя повежливее вести с лидером Инузук.

0

9

Погода была прекрасная, принцесса была ужасная... Вроде, как-то так говорилось в одной старинной сказке. И, в принципе, этой фразой можно описать сложившуюся ситуацию: и погода неплохая, и принцесса словно принц, и с какого перепуга в лес пошла пока не ясно. Разбираться по  порядку бесполезно. Почему так? Потому что, день прекрасен, если ливня нет. "Принц" накинул капюшон, и последние, к тому же малозаметные намёки на половую принадлежность скрыли тень и ткань. А вот тут начинается самое интересное: какого же чёрта она шляется по лесу?! Ну, тут всё, грубо говоря, просто. Отряд разведки клана, явно не справляясь со своей истинной и первопоставленной задачей, решили спастись от зверской кары с помощью, по-кощунстки заявляя, неплохой такой и достаточно полезной, а умный человек бы сказал, что достаточно весомой, информации. В общем, эти оболтусы, панически не желая тратить время на "бесполезные" поиски, рыскали в поисках информации, которая хоть как-нибудь помогла бы откупиться от вспыльчивого лидера. И, можно сказать, что эти лентяи-иноверцы, как их сама называла Кенши, всё-таки безумно удачливые засранцы. Потому что, приложив относительно окупаемые нагрузки, они умудрились где-то добыть информацию о биджу, а точное о каком-то старике, который их когда-то видел. Сказать, что Кен изначально не поверила, это ничего не сказать. Ведь если бы не содружественные Абурамэ с подобной же информацией, то летали бы разведчики за обман доверия от главы только так. Счастливчики - им повезло дважды. К слову, "жучки" поделились не только высокосортной информацией, но ещё и человеком, который помог бы пробраться к тому самому затворнику, что считался очевидцем присутствия, так называемого демона. Возвращаясь к лесу. Несмотря на то, что Кен была в компании сопровождающего, причём даже человека, который многим и многим отличен от собак, да и от любого члена её клана, она не могла отделаться от чувства нависающей напряженности, отчего и завязать разговор тоже не получалось. И знать хотя бы почему, но опять же, и вопросы задавать тоже как-то было неудобно. Может парень просто любит тишину. Время всё шло и шло, шло и шло, а репертуар у Абурамэ всё никак не менялся: "Мы можем идти, Кенши-сама.", "Нам сюда, Кенши-сама.", "Нужно идти в этом направлении, Кенши-сама." И с каждым новым "-сама" становилось всё больше не по себе. Не подумайте, что именно сказанное от этого жуковода или именно сейчас. Нет, это вполне привычное для неё состояние после упоминания этого суффикса, ведь ещё совсем недавно он принадлежал её брату, а теперь ей. Но сейчас не об этом. В общем, обстановочка была так себе, так ещё и в придачу Ши отправляла своих собак на разведку точно так же, как Абурамэ своих жуков. Не то чтобы она не доверяла, но это отчасти стало делом привычки, оттого, что так когда-то посоветовал поступать более уравновешенный и благоразумный старший брат. К чему это вообще было? К тому, что "жучок" явно не шёл на контакт, а псов она по-дурости сама отправила вперёд, отчего становилось скучно. Ведь, несмотря на то, что Паку пробыл с Кен не так уж и долго, она уже успела подстроиться на постоянные беседы, и без них было уже что-то не так. "И зачем я спрашивается психанул?! Нужно было всё-таки взять этого серого балтуна с собой. Он, конечно, помогать мне всё равно не стал, как бы я не просил, однако за себя бы постоял. Так ещё и поговорить было бы с кем..." Мысленно ангстуя, Кен всё же пыталась что-то придумать, но никакого выхода она не видела, как и того, какой пейзаж открывался выше её носа оттого, что накинутый капюшон был словно шоры у лошади. А нервы всё потихоньку продолжали сдавать... Настолько сильно, что вопреки всем напоминаниям и остережениям, она вспомнила свою былую привычку пинать, что под ногу попадётся. Но и это не было достойным и интересным времяпрепровождением, отчего вскоре девушка с рыком закинула попавшийся камушек куда подальше. "Рааа~ Да что в конце концов происходит?! Что не так с этим парнем? У него что, язык отвалится, если он скажет больше десяти слов за раз?" Однако топот лап за спиной и собачий лай, заставили тело по инерции рвануть в сторону напарника и, прижав его, вжаться в дерево, при этом перехватить рот "жучку". "Неужели обнаружили врага?!" Однако не тут-то было.
- Зайка! Зайчик! Зая, стой! Стой, зая! - весело, ни о чём не заморачиваясь и ни о чём не думая, за зайцем гонялась серая громадина, весело помахивая своим мохнатым серпом. Уголок губ Ши подергивался, словно в ходе нервного тика, и если бы глаза не прикрывала ткань капюшона, то глядя в них, наверняка, можно было бы испытать неописуемый ужас.
- Ёру, блохастый ты мой половичок, ты разве не помнишь, сколько раз я просил тебя не обращать внимание на лесную живность? - направляясь в сторону пока ещё ничего не подразумевающего, скачущего вокруг до смерти запуганного обитателя леса, пса, девушка пылала от злости и плевалась словами, - Я ведь предупреждал, что серьги твои повыдёргиваю, да?! - уже вплотную подойдя к животному, Ши перехватила шею Ёру правой рукой, а другой оттягивая кольцо в ухе, тем самым ещё и спасая бедного зайца в придачу, и то и дело твердила, - Говорил ведь?! Говорил?! - уже точно перейдя на крик, не переставала она. Но внезапно опомнившись, что у их маленького концерта есть зритель, так ещё и то, что она этого самого зрителя совсем недавно впечатала в дерево, Инузука поняла, что вот он момент, когда действительно нужно хоть что-то сказать, ибо если не сказать, то атмосфера явно испортиться. И как сильно бы ей сейчас не хотелось крикнуть: "Что ни разу не видел, как хозяин ругает питомца?!", и сделать вид, что всё нормально и ничего не произошло, а тем более, что сама она ни грамма не виновата. Но в данный момент именно статус и остатки здравого смысла не позволяли этого сделать.
- Прошу прошения, за то, что прижал Вас к дереву, Кайоши... - сан, - на самом деле, как девушка не любила, что бы к ней определяли все эти официозные суффиксы, так и сама не жаловала их употребление в своей речи, но опять же, когда тебя обременяет какой-либо значительный социальный статус, то часто приходится изменять своим привычкам и предпочтениям, - А так же прошу прошения за сложившуюся ситуацию в принципе, - перешагивая через себя и стараясь разговаривать нормально продолжала девушка, однако в её голосе чувствовалось неудобство, - Думаю, нам стоит продолжить путь, - В завершение добавила Кен, стараясь как можно быстрее прекратить этот непривычный для её резкой натуры "ягнячий трепет". После этого, посильнее натянув капюшон и сделав вид, словно всё нормально и ничего не случилось, девушка просто направилась вперёд.

Отредактировано Inuzuka Kenshi (2014-02-01 21:13:43)

+1

10

Пришлось немного подождать. Хотя ожидание не обременяло Некутай. Девушка сама и не заметила, как погрузилась в собственные мысли. Небесная синева отражалась в её глазах и будто бы сливалась. В какой-то миг показалось, что всё отошло на задний план. Ничего нет. Были только порывы ветра и даль. А в их недрах роились тысячи осколков мыслей, соединённых только отголосками как невидимыми глазу нитями. Вроде как есть всё и нет ничего. Одновременно. Парадокс. В последнее время Орочи часто задумывалась над тем, что сама жизнь – один сплошной парадокс. И всё остальное – отклонение от нормы. Свобода… какая условность. Свобода, которая дана, чтобы себя ограничивать. Ложь. Большая и наглая ложь. А ведь это всё равно прекрасно. Даже куноичи это признавала. И всё равно погружала себя в жестокость и лёд. Просто потому, что не умела по другому. Потому, что установила для себя эти законы. И не желала делать исключений. Кому какое дело до её собственных парадоксов? Никому. Только ей одной. Так зачем менять всё ради безумной идеи, которая приведёт к внутреннему распаду? Это ведь так обидно. В глазах окружающих только немного подправится образ. Люди всё равно будут звать по тому же имени и судить за прошлые поступки. Справедливо? Нет. Нет в мире справедливости. Даже это небо, которое искренне смеётся голубизной, разве оправданно поступает по отношению к умирающему в пустыне человеку, единственным желанием которого будет глоток воды? А ведь синева так и продолжит по-детски невинно и якобы наивно вопрошать: «В чём дело? Почему ты мне не радуешься?..» И все будут обмануты. И бедолага, стоящий одной ногой в могиле, и небо, ожесточённое непониманием. Так есть ли смысл обманывать? Если вся сказанная правда является истиной в самых незначительных крупицах общей массы…
- Идем.
Знакомый голос заставил женщину вздрогнуть. Коротко выразив согласие, Некутай зашагала по дороге вместе с Хебимару.
Позор ей. Так утратить бдительность джонину непростительно. Даже первому советнику. Пускай на своей территории, но при других обстоятельствах таким бы исходом вряд ли всё ограничилось. Что правда, и мысли бы посещали другие. Более жёсткие и тревожные. Зато такие, которые бы обязательно заставили её быть настороже. Нет, пора возвращаться к реальности.
Рука Змея приятно отягощала бедро девушки и в неком роде не позволяло увеличить ту небольшую дистанцию, что почти с каждым движением исчезала и ритмично появлялась. Это просто не могло не нравиться. Такой маленький неформальный штрих в деловой картине. Добавлял пикантности. И ей это нравилось. И порыв ветра…
Что?..
Подсознательно Орочи напряглась. Вряд ли то была интуиция, но на чём собственно базировалось предположение о слежке сформулировать даже себе толком не могла.
- О чём ты задумалась?
Некутай подняла глаза на любимого. Интересный вопрос. А главное – затруднительный. Ведь к тревоге внимание обратилось сравнительно недавно и тогда интонация уж точно отличалась от той, с которой были произнесены слова. О недавнем раскаянии тоже говорить не хотелось. Это всё равно, что подставляться под кунай. Не хватало ещё, чтобы её – первую советницу – отчитывали как провинившуюся девчонку!
- Ни о чём конкретном, - Орочи пожала плечами. – Как, впрочем, и всегда в такое время. Всё только начинается и всего слишком много. Даже не знаю, на что обращать внимание в первую очередь.
Вздох. Какое-то время Некутай собиралась с мыслями, но всё же заметила, что её собеседник далеко и вряд ли воспринимает что-либо из ближайшего окружения. Но оставить всё как есть девушка не собиралась. Она ласково взяла Хебимару за уже опущенную руку  и незаметно постепенно усиляя впилась ногтем. За столько времени, проведённого вместе, у пары подсознательно даже были выработаны условные сигналы. Например, такое действие должно было дать знать кузену, что есть причина для тревоги. Предупреждён – значит, вооружён, как говорится.

+1

11

Бегающие везде собаки порядком нервировали парня. Нет, он ничего не имел против живности, но вечные шорохи, треск кустов, лай и метающиеся по сторонам пушистые молнии мешали сосредоточиться. В даном случае, на злости к себе. Его напарница либо заметила, либо пресловутым звериным чутьем, которым славился клан Инузука, чувствовала его смущение и робость. Однако, несмотря на всю бойкость характера (что можно было угадать в резкости движений или той живости, с которой она обходилась с собаками), разговор начинать первой она не стремилась. Что не прибавляло любви парня к своей личности. "Ну почему мои братья не такие трусливые?" Вообще в клане Абураме эмоции были вторичным продуктом духовной жизнедеятельности. Не то что бы все они были хладнокровными бесчувственными куклами, но все свои радости предпочитали держать внутри. было естественным, если встречающиеся парень и девушка проводили вечера в взаимном молчании, изредка омбениваясь фразой-второй. Но Кайоши считал себя некоторым оригиналом ,который в замкнутости превзошел даже своих родных; естественно, это и припирало его к стенке. Впрочем, одновременно с мыслями прижат суровой действительностью оказался и он сам - рядом, с кустов, выпрыгнула очередная собака (уже казалось, что их не три, а несколько десятков), и ему пришлось вжаться в дерево, что бы не быть сбитым. "Ох, боги..." А хозяйка пса уже во всю ругала его, без жалости оттягивая косматое ухо пальцами. О конспирации можно было забыть, если кто-то был рядом, то явно услышал ее крики. Дабы скрыть свое смущение и сделать вид, что все хорошо, он и сам так воспитывает своих жучков, с помощью плети и стула, парень принялся рассматривать жучка на кончике своего пальца - жук взаимно рассматривал его. И на извинения девушки он (парень) только несильно кивнул, пряча руку с жуком в карман.
- Все хорошо, Кенши-сама. Это, - он запнулся, пытаясь подобрать слово, которое и собаку не очернит, и хозяйку не рассмешит, вот только не лезли они в голову, - пес. Мои жуки тоже любят полетать. Хорошо, что его лицо было почти полностью скрыто, потому и девушка могла не заметить румянца на щеках - так неприятно осознавать, что сказал глупость. Но поделать ничего он уже не мог, потому и, ссутулившись, продолжил топать за лидером собачатников. Он потерял шанс казаться лучше, чем мог. И все его дурацкая застенчивость.
Впрочем, времени грустить уже не было - они явно приблежались к тому месту, которое описывал разведчик. Лес стал немного реже, и теперь среди широких стволов во всю попадались изумрудные лужайки, кустов к счастью для Абураме (и, возможно,  горю для собак) стало порядком меньше, да и дышалось вольнее. Джоунин поджался, закрываясь от своих проблем и мысленно повторяя задание. "Найти отшельника. Вступить в контакт и убедиться, что он лоялен к нам". Рука поднялась, отводя ветку от глаз, и по ней цепочками закопошились насекомые - он не обратил на это внимание. "Узнать, имеет ли он отношение к биджу. При неоходимости - обезвредить, однако не навредить." Его взгляд упирался в спину девушки, которая была почти рядом, однако теперь смущения он не ощущал - голова была занята другим. "Разузнав всю информацию, сопроводить его в селение Абураме. В случае отказа - ликвидировать".  Последний пункт был самым приятным, и парень собирался расшибить лоб в кровь, но притащить старика в свой дом - потому что убивать ему никогда не нравилось.
- Кенши-сама, уже близко. Будьте осторожны, пожалуйста. Дом отшельника, точнее хижна с веток и травы, внезапно показалась в чаще. Они пришли.

0

12

Закрутившиеся вокруг хвостатых демонов мысли увлекли мужчину настолько, что только вонзенные в его руку ноготки любимой привели его в чувство. Подобное поведение и беспечность обычно не были ему свойственны, но разве можно винить того, кто приближается к мечте своей жизни? Да, пусть его и не ждали все девять биджу, но в его положении, после длительных поисков и изысков, Хебимару был рад хотя бы этому. Тем не менее, как только в его руку судорожно вцепилась девушка, он мигом пришел в себя, осматриваясь вокруг. Врагов не было, и никто не бросался им на встречу, и даже намека на опасность не было; возможно, Некутай в самом деле что-то предвещала, возможно ей просто показалось. Рядом тенью топтал пыль верный и вечный слуга Мамору, плод его экспериментов и один из нескольких сосудов на будущее. Увы, как-то не по соседки было устраивать охоту на своих союзников, которые по силе ничем не уступали Орочи (и потому были именно союзниками, а не слугами), потому парень был настоящей находкой. Впрочем, об этом его лидер змеиного клана как-то не пожелал извещать, по старой доброй пословице «меньше знает – лучше спит». Кто знает, как среагирует этот послушный с виду парень, если узнает что он будет поглощен и растворен внутри темной души Змея. Да и в последнее время Хеби до того свыкся с мальчиком, что обращал на него внимания не больше, чем на хорошее безотказное оружие.
- Все в порядке? Без тени улыбки или гримасы мужчина высвободил свою руку, скрещивая ее с другой на груди. Судя по описанию местности, составленной его разведчиком, они уже были весьма близко, и следовало приготовиться к опасности. С одной стороны, если его шиноби наткнулся на отшельника только спустя многие годы поиска, то и вражеские шиноби вряд ли могли знать о нем. С другой стороны, если смог его парень, значит могут и остальные. К тому же следовало ожидать, что отшельник вряд ли станет добровольно рассказывать первому встречному о биджу. А значит, Змею придется раскрыть всю свою извращенную безумную натуру, что бы вытянуть нужную для него информацию. Стоило еще решить, чем это закончится для самого деда – оставлять в живых тех, кто мог рассказать о замыслах Хебимару всему миру Змей не любил. Потому и, стоило извилистой дороге вывести их к небольшой лужайке с ветхим домишкой, как он мгновенно сжался в клубок нервов и гнева – там уже были двое людей. Шиноби, точнее. Хотя сейчас мало уже кто считал последних людьми, особенно стараниями самого Хеби. Впрочем, паниковать или с ходу бросаться в бой мужчина не стал; стиль у него был совсем другой.
- Хех, двое кроликов потерялись в лесу? Если обычно его хриплый голос нельзя было назвать приятным, то сейчас не скрываемое ехидство превращало грубые нотки его голоса в кровожадное рычание. Кровожадной была и улыбка, приоткрывавшая длинноватые как на человека клыки. Без особой скромности мужчина продолжил свой пусть, остановившись от незнакомцев только на расстоянии в полтора десятка метров. В лиловых глазах был только интерес, как и ожидание драмы – со страданием, болью и смертью. Он настолько ценил подобные представления, что сам без конца их устраивал во время встреч с противником. А так как сие господа не были из союзных ему кланов, судьбы была их предрешена. Вопрос стоило ставить только по другому. «И сколько же они выдержат?» Тем не менее, Змей со свойственной ему иронией наклонил голову, едко имитируя вежливость.
- Что же зайки здесь забыли? Или, может, их привело то же, что и меня? Он стоял спокойно, не человек – скала. И тем не менее сжатые щели зрачков говорили, что он может в секунду превратиться в ядовитого бога смерти, не знающего жалости. Хебимару нравилось убивать – и сейчас у него был отличный шанс утолить свое желание. Впрочем, он все еще помнил, что главная цель – старик; безумие только начало захватывать его сознание.             

Извинение

Прошу простить, что столько тянул с постом. Последние два дня очень плохо себя чувствовал, да и пост получился не ах-ти, пришлось переписывать. Этот тоже не лучше, но после мозго*бки на работе больше не выдам. Простите тт я исправлюсь тт

Новая очередь

Учитывая, что мы все наконец-то встретились, пишу новую очередь. Кто не согласен, в личку или обсуждение.
Орочи но Хебимару - Инузука Кэнши - Кагуя Мамору - Орочи но Некутай - ГМ. Очередь стартует с моим постом, т.е. следующей отписывается Кэнши-тян. Удачи всем)

+1

13

В общем, как и ожидалось ранее, Абурамэ оказался всё-таки довольно... своеобразным, если не сказать, что очень даже странным. Кен, как ни пыталась, так и не смогла понять, как можно было так свободно и легко простить человека, который только что вбил тебя в дерево, так как сама бы девушка уже давно с присущей ей животной жестокостью изгалялась бы над обидчиком как морально, так и физически. Но это оказалось не столько загадочным и мозговыносящим, как реплика о любящих полетать жуках. И если раньше Инузука думала, что парень просто любит тишину, то теперь к глубинам её разума начала пробираться мысль, что тот просто не знает подходящих тем для беседы или в принципе боится начинать дискуссию. В итоге она поняла, что к встрече с настолько замкнутым жуководом жизнь её всё-таки не готовила. Хотя, как оказалось, зря. Очень зря. Так бы она, может, и смогла разболтать этот кладезь безмолвных умозаключений. Ну, или, на крайний случай, может быть у неё хватило то ли совести, то ли наглости заговорить первой, но как-то нет, в данным обстоятельствах её это явно не манило. Пока Кенши необдуманно рвалась вперёд под напором мыслей о специфичности "жучка", чаща леса уже умудрилась под влиянием неуловимой для глаз девушки, прикрытых капюшоном, метаморфозы превратиться в изумрудную лужайку с редким, к сожалению псов, а в особенности Ёру, проявлением кустарников. Хотя кроличьих нор здесь было заметно больше, и если бы не недавняя взбучка, то, наверняка, младший из собак вновь поднял бы гомон и устроил травлю мелкой живности. Но, слава богу, ухо ещё не успело забыть то неприятно-незабываемое впечатление, когда его хотят разодрать металлическим кольцом. Однако возвращаясь к "военным действиям". Чем ближе они приближались к предполагаемому месту расположения хижины, тем напряженее становились шаги позади девушки, отчего она отчетливо понимала, что парень постепенно переходит в стадию "проверка местности". Вследствие чего и она уже не так вольно, как те же несколько минут назад, но медленно и неотвратимо, как танк, продвигалась вперёд, в одно и то же время, как нахально игнорируя просьбу быть осторожнее, так и с безукоризненной точностью выполняя её. В общем, в своём обычном стиле "выслушай - прими к сведению - сделай, как знаешь". Появление хижины на горизонте ознаменовало достижение ими предполагаемого пункта назначения. Послышавшийся из-за спины глухой рык не произвёл нужного эффекта. "Пф... Неужели опять захотелось поиграть с местными зверюшками? Похоже, ему моего урока оказалось мало..." Забавно вышло... Знаете историю про маленького пастушка и злого волка? Не может быть, чтобы не знали. К слову, вышло всё в точности как в сказке, и когда начал звучать предупреждающий рык, девушка скинула всё на вновь обострившуюся игривость серьгатого. Внезапно по ушам звенящей злобой ударила реплика извне, которую девушка просто не смогла оставить без ответа. Слегка запрокинув голову назад и наклонив вправо, так что быть тень от ткани сошла с алых "клыков" и хотя бы один, освободившийся от чёлки, левый глаз мог отчетливо наблюдать за обстановкой. Уловив знак на доспехах мужчины в голове отчетливо пронеслось. "Гадюки."
- Хех, семейство удавов выползло погреться на солнышке? - в свойственной привычке "вопросом на вопрос" рявкнула Кен, в оскале ответно оголяя собственные клыки. Однако девушка то ли намеренно, то ли от неточности своих же наблюдений пустила троицу незнакомцев под одну гребёнку. И если женщина действительно так же, как и лиловоглазый, оказалась змеёй, то сопровождавший их паренёк был явно из иного теста, но какого по поверхностному взгляду было определить весьма затруднительно, а при данных обстоятельствах так вообще невозможно. Радости, к слову, от этой, мало сказать неожиданной, встречи было ноль. Даже больше, начала явно проявляться злоба и недовольство, так как желания водиться с кланом ядовитых пресмыкающихся не проглядывалось ни в коей мере. Особенно когда тебе в лицо начинают плеваться своей злобой. Однако только в её голове в такой момент могла возникнуть подобная мысль. "Хех... Интересно, Кейшо вновь начнёт загонять своё: "Будьте осторожны, Кенши-сама. "?" Ухмыльнувшись на собственную глупую умственную деятельность, Инузука каким-то непонятным и несвойственным для себя образом всё-таки умудрилась понять, что сейчас нужно беспокоиться немного о другом. "Какого чёрта они должны были появиться тут именно сейчас, а?! Хе-хей, там наверху! Мои отмеренные три года в статусе лидера ещё не прошли! Так что хренушки я здесь подохну, поняли?!" Вопрошая к небесам, в глубинах своего разума вопила Ши. А в это время змей намеренно продвигался вперёд, игнорируя, как возможность атаки со стороны шиноби, так и злобный рык псов. Вновь ещё одна ехидная реплика, от которой захотелось просто вонзиться клыками в его глотку, чтобы тот, хрипя и харкаясь кровью, уже не мог что-либо ляпнуть своей грязной пастью. Почему-то отвращение к нему лежало у девушки на каком-то генном уровне. Хотелось рвать и метать. В его внешности стало раздражать абсолютно всё. И, несмотря на то, что кто-либо другой мог бы назвать его внешность довольно приятной для мужчины, для "него" этот человек был просто гадкой змеёй подколодной. В общем, на ту самую фразу можно было найти тысячу и один ответ из серии "Я Красная шапочка, а это серый волк. Мы пришли проведать моего любимого дедушку." Но нет, это было не в её стиле.
- Даже не догадываюсь, что могло привести сюда такую ползучую тварь, как ты. Поэтому и не могу ответить, то же нас заманило или нет, - медленно, размеренно, несвойственно для себя, но в тоже время в своём стиле грубо и агрессивно вещал "парень". Хотя, не буду лукавить и сразу скажу, что, конечно же, даже эмоциональная Кен умудрилась сложить два и два и понять, что эта троица оказалась тут по той же самой причине, что и она с Абурамэ. Другой просто не было, да и быть не могло. Если бы они шли мимо, то даже не обратили бы внимание, но нет. Отчего со спокойной душой можно сделать вывод, что они такие же заинтересованные личности. Игнорировать сейчас всех остальных членов их весёлого собрания было до глупости опасно, но Кенши отчего-то точила клыки именно на самодовольного и высокомерного змея.

Отредактировано Inuzuka Kenshi (2014-02-07 21:17:12)

+2

14

Последовательные и однообразные шаги в конечном счете привели группу людей небольшой, петляющей тропе. Звуки, царившие вокруг, не предвещали никакой опасности, более того: своей нормальностью они воздействовали на синоби как своеобразный катализатор, что принуждал не беспокоиться о собственной жизни ровно на столько, на сколько это было возможно. Мамору не мог точно вспомнить: к чему именно был прикован его взгляд. Правильнее было бы сказать, что он легким касанием оплетал каждый участок сменяющегося окружения. Однако сам мальчик был уверен - своих глаз от спины Господина он не отводил. Подобный диссонанс в памяти вызывал у него некоторое чувство дискомфорта, что заставляло Кагуя непроизвольно легко вести плечом чуть в сторону. Подобно нервному тику, затронувшему излишний участок конечности. Все сменилось ровно тогда, когда он увидел перед собой людей: чувства собрали в кучу мимолетные скопы информации. Запахи, звуки, духовные прерии. Они не выглядели дружелюбно, ровно как и не казались действенно враждебными. Неопределенность в их намерениях, сочлененная с неизвестными ему лицами, заставляла напряжение вернуться в палаты разума. "Кто они? Почему здесь? Опасны ли они? Господин искал их?" - бегло мысленно выговорил он, пытаясь как можно лучше рассмотреть неизвестных со своей позиции. Стоял он чуть поодаль своих Господ, примерно в двух-трех метрах. Достаточном расстоянии, дабы вмешаться в возникший конфликт. Радиус был выбрал подсознательно, относительно собственным возможностям. Этому псевдо-искусству мальчик был обучен с полна, а знания, полученные в процессе, раскаленными углями пылали в его разуме. Хэбимару заговорил, Мамору слегка опустил взгляд. Угло зрения оставался определенным: он мог видеть незнакомцев, но полностью потерял Госпожу Некутай из виду. Мамору молча выпрямился, расслабил руки, словно бросив их. Те, тяжелым грузом, рухнули вниз, слегка покачнувшись в конечной траектории. Тяжелый, но предельно тихий вдох. Теперь он был готов броситься вперед; броситься вперед и разорвать тех, на кого укажет уверенные перста Хозяина. "Что мне делать?" - вновь бегло вопросил он у самого себя: "Первой атакой необходимо вывести из строя говорящего: эти крупные собаки скорее всего принадлежат ему. А что если я ошибаюсь? Тогда, когда я попытаюсь убить этого человека, псы перегрызут мне глотку." - холодные, мертвенно стеклянные глаза тяжелым грузом взгляда погрузились на трех собак, Кагуя смерил каждую из них - "Кости. Все собаки любят кости. Так было всегда. Даже та, что была в селении, очень любила кости." - не моргая, он перевел взгляд на двух неизвестных. Словно пытаясь запомнить каждую деталь на их убранствах, Мамору молча пытался выбрать наиболее точную стратегию ведения возможного боя. Ведь он прекрасно знал о кровожадных пристрастиях своих спутников. Убийства давно уже стали его главным ремеслом, на фоне других умений Хэбимару уделял им отдельный и лидирующий постамент. Прочувствовав нахлынувший поток ветра, что легкой рябью прошелся по его волосам, Кагуя раскрыл ладони, выставив ладони тыльной стороной наружу, создавая вид совершенно расслабленного человека. Далее последовала мимолетная словесная перепалка, если таковой её позволит назвать кто-либо из нас. Она больше походила на грубый набор фраз, брошенных друг другу в лицо. Вероятно на то была определенная причина, но парнишка не мог осознать их истинных ценностей и просто принимал их как должное. Что-то должно было произойти. И ожидание лишь увеличивало ожидаемое чувство упоения кровью.

+1


Вы здесь » Naruto: The Road Ahead » Сюжетные эпизоды » Ep. 03 Хвостатая угроза


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC